11





Аркадий знал, что времени на подготовку обороны "преисподней" в обрез: сразу после падения защитной линии у колодца наступит его черед отражать атаку всей армии Ватуты. Кнудсен передал, что Мария с Асмодеем совершили нападение на атакующих и что вылазка была неудачна. Аркадий должен торопиться.
Аркадий не торопился, он был готов.
А затем донесся грохот взрывов на склоне горы, запиравшей Долину гибели, и он увидел водопад, ошалело ринувшийся из верхнего озера в котлован. Вода с ревом заполняла долинку. На единственном возвышении - скале, нависшей над "преисподней", - скапливались беглецы. Аркадий всматривался в далекую линию обороны - там оставались друзья, они все еще не появились.
Первым прибыл Гуннар Гунна со своей свитой, за ними Кнудсен. Аркадий кинулся к капитану хронолета с вопросом, где остальные.
- Асмодей погиб, Мария и Миша скоро появятся, они собирают его останки. У тебя все в порядке?
- Пусть Ватута приходит - его солдатам не поздоровится.
Кнудсен стоял спиной к новой оборонительной линии, лицом к котловану Долины гибели. Уровень воды поднимался, она уже доходила до колен последних защитников первой линии, торопившихся к спасительной "преисподней". Ни Марии, ни Баха не было видно.
- Скоро Ватута не подойдет, - сказал Кнудсен. - Новое озеро над бывшим колодцем спутало его планы - надо преодолевать воду. Он найдет средство для переправы, но на это ему понадобится время.
- Марии и Миши еще нет, - с тревогой сказал Аркадий.
- Уже идут, - ответил Кнудсен и отошел к Старейшинам.
Мария и Бах брели по пояс в воде. Аркадий спустился со скалы и помог им выбраться наверх. Бах сложил в кучку останки киборга.
- Вот и весь Асмодей тут, - произнес археолог. - Я так привязался к нему!
- Мария сконструирует нового Асмодея, - сказал Аркадий.
Мария грустно покачала головой.
- Если вернемся на Латону. Но это будет уже другой Асмодей. Может быть, и лучше, но другой.
Кнудсен беседовал со Старейшиной Старейшин.
- Пришелец, я выполнил твою просьбу, - торжественно протелепатировал Великий Провидец. - Воплотители Высшего Разума, как тебе известно, свободно решают самые сложные задачи. Я подверг всестороннему изучению твою проблему и окончательно постиг, что нет никаких известных нам средств, способных усмирить проклятых рангунов без физического уничтожения. Я уже объяснял тебе, что этот коварный народ...
- Немного же ты постиг, Верховный Воплотитель Высшего Разума, - с горечью проговорил капитан. - Я и без твоего глубокого размышления знал, что у меня нет никаких средств...
Дилоны, похоже, что-то переняли от людей - Старейшина Старейшин совсем по-человечески прервал Кнудсена:
- Ты не понял меня, пришелец! Нет известных средств, но есть неизвестные. При опровержении законов природы, нашем, как ты знаешь, любимом занятии и непременном долге каждого дилона... В общем, природа для своих законов применяет известные всем средства, а чтобы их опровергнуть, мы конструируем нечто природе неизвестное...
Кнудсен с загоревшимися глазами ждал продолжения.
- Пришелец, единственная тяжкая болезнь дилонов - рассинхронизация организма. В отличие от нас, рангуны избежали разрыва времени в своих телах, ибо освоили свободный поворот своего целостного времени на обратный ход; на этом, как тебе известно, основано их бессмертие. Так вот - опровергни целостность их жизненного времени! Порази их рассинхронизацией головы и тела, желаний и поступков. У вас такие аппараты, такие хроновозможности!.. Спутай время в рангунах!
Старейшина Старейшин еще не окончил, а у Кнудсена уже возник план действий.
- Понял. Благодарю!
Он быстро направился к помощникам. Давно они не видели своего хмурого капитана таким оживленным, почти радостным - состояние отнюдь не по объективной ситуации борьбы с восставшими.
- Друзья, Вещий Старец подсказал мне прекрасный новый план, но надо продумать, как его выполнить, - сказал он, предваряя вопросы. - Обсудим возможности сообща. Сделаем это в хронолете.
Аркадий оглядел подготовленные для обороны позиции.
- Мне тоже покинуть "преисподнюю"? А если нападение произойдет раньше, чем ты ожидаешь?
- Оставайся. Потом сообщим тебе детали нового плана. Остальные - в планетолет.
Бах задержал капитана.
- Анатолий! Я знаю, ты рассердился на мой упрек... Я о курдинах... Случайно вырвалось, прости!
Кнудсен мгновенно стал холодным, почти враждебным.
- Прощаю, но с условием: никогда больше ни случайно, ни преднамеренно не наталкивай меня на такие средства борьбы!
Он первым вошел в планетолет и молчал, пока не ввел небольшой корабль в трюм хронокрейсера.
В салоне, усевшись на привычное свое место под образом лохматого бога Хроноса, капитан хронолета начал обсуждение нового плана неожиданными словами:
- Мне стыдно, что идею рассинхронизации рангунов предложил Вещий Старец, ничего не смыслящий в хронистике, а мы, хронисты и хронавты, даже отдаленно не подошли к этой великолепной мысли!
После такого энергичного вступления Кнудсен изложил саму идею. Бах мгновенно загорелся.
- Я не хронист, хотя и хронавт, то есть путешественник во времени. Я археолог и мало смыслю в хрономоторах, хроногенераторах и хронотрансформаторах. Но мне кажется, что аппаратура, в которой я мало смыслю, вполне пригодна для рассинхронизации наших врагов.
Мария согласилась с Бахом. Она тоже немного смыслит в аппаратуре и тоже уверена, что эта аппаратура отлично спутает жизненное время в рангунах. Кнудсен вскочил.
- И вы не ошибаетесь в своей уверенности! Идемте на склад резервных механизмов.
На складе, у стеллажей, заполненных приборами, Кнудсен показал на громоздкие стационарные хроногенераторы.
- Приглядитесь к ним! У каждого из нас на скафандре хрономоторчик такого же типа, как этот, но слабей. И вы знаете, что, пользуясь им, можете менять свое собственное время - убыстрять и замедлять, создавать фазу к основному течению. Такой хрономоторчик, даже частично разлаженный, выручил Аркадия в лесу хроновампиров. А эти громоздкие аппараты - хроноорудия. Они - для нападения, а не для защиты. Обстрел хроноимпульсами выводит неприятеля из его сиюсекундности, выбрасывает в иное время. Выводить из нашего времени рангунов бесполезно, с ними придется сражаться и в ином времени. Вещий Старец подсказал иное использование орудий. В них ведь можно менять и скорость, и фазу хроноимпульса.
- Я поняла, Анатолий! - сказала Мария. - Скорость времени меняется по-разному в разных частях организма - вот и рассинхронизация. А вывод в фазу рассогласовывает совместные действия рангунов, ибо каждый уходит в фазу неодинаково с соседом.
Кнудсен хохотал. Бах, тоже обрадованный, поглядывал на него с удивлением - академик и не подозревал, что его старый друг способен на бурные выражения чувств. Отхохотавшись, капитан сказал:
- Теперь грузим два хроноорудия и - к Аркадию!
Аркадий встретил друзей с облегчением. На противоположном берегу новосотворенного озера рангуны собрали громоздкое сооружение - не то плот, обнесенный металлическими щитами, не то широкопалубную лодку, и установили на палубе массивные орудия-резонаторы, какие Ватута готовил для уничтожения колодца и какими намерен теперь закупорить подземную щель из озера в пещеру.
Кнудсен наблюдал в бинокль возню на другом берегу.
- Отлично придумано! Ватута не глупец, но он думает, что у нас только одно орудие - парализаторы. От них он защитился надежно - и сетками на головах, и металлическими щитами на плоту. Но мы ему приготовили сюрприз. Аркадий, сколько времени понадобится рангунам, чтобы пересечь озеро?
- Через час они будут у "преисподней".
- Часа нам хватит.
Кнудсен объяснил идею нового сражения. Аркадий, гораздо лучше разбиравшийся в аппаратуре, чем Бах и Мария, пришел в восторг.
- Прошу доверить расправу с противниками коменданту "преисподней", - сказал он весело. - Искривление времени однажды уже спасло меня, теперь оно выручит нас всех.
Но Мария тоже захотела участвовать в хроносражении.
- Вы называете меня воительницей. Какая же я воительница, если не воюю? Аркадию хочется повторить свой успех в манипуляциях со временем, а мне, выражаясь языком древних воинов, нужно смыть позор неудачной вылазки. Что морально весомей - повторение успеха или преодоление неудачи?
- Сражение начинает Мария, - решил Кнудсен. - Мише поручаю второе орудие. Он немедленно вступает в бой, если Марию постигнет неудача.
Мария и Бах заняли свои посты. Плот рангунов отчалил от берега. Он быстро двигался по озеру - хавроны энергично работали веслами. Группа вооруженных солдат сгрудилась на носу, чтобы ринуться на скалу, когда плот сядет на береговое дно. За их рослыми фигурами не было видно рангунов: то ли ни один не пошел в атаку, то ли они терялись за солдатами. Капитан "Гермеса" залюбовался порядком на плоту: весельники дружно - с синхронностью до миллисекунд - вздымали и опускали весла, воины смыкались плечами, плот покачивался и покачивал весь отряд как единое целое, ни один солдат не разрешал себе индивидуального движения. Внешний порядок выражал внутреннюю собранность и дисциплину. Ватута посылал в атаку отборных солдат.
- Начинаю! - доложила Мария.
Кнудсен скосил на нее глаза. Она проворно переключала хроноорудие с фазы на фазу, со скорости на скорость. Волны пульсирующего и разрывающегося времени обрушились на вражеский десант. Плот приближался с той же быстротой, гребцы так же синхронно работали веслами, воины каменели в той же предписанной боевой неподвижности. Перемены начались с помутнения обзора. Кнудсен проверил стекла бинокля - не насела ли пыль, - лишь потом сообразил, что дело не в пыли, а в хронообстреле. Хавроны, стоявшие на носу, ближе всех к скале, вдруг потеряли резкие очертания и яркие краски, их словно замазало однотонной серой грязью. В неподвижном строю возникла толкотня. Один хаврон оборачивался к другому. Какой-то солдат вырвался из строя вперед, двое других отпрянули от борта, словно спасались от падения в бездну. Кто-то замедлил взмахи весла, кто-то их убыстрил. Плот по инерции еще надвигался на скалу, но гребцы - так громко, что их слышали на скале - корили друг друга в нарушении ритма. Самый вспыльчивый вдруг кинул весло и бросился на соседа - мохнатым кулаком учить трудиться. А сосед, так и не выпустивший весла, внезапно стал терять очертания и непрозрачность - на скамье сидело привидение, а не прежний массивный гребец: сквозь его тело виднелись задние хавроны, а в руке призрака неутомимо двигалось массивное, отнюдь не призрачное весло - только двигалось не в том ритме, как у других гребцов. Драчун, увидев, что сосед превратился в силуэт, издал вопль и ринулся за борт - вода сомкнулась над его головой, но он тут же вынырнул и широкими взмахами рук потянул к берегу.
Плот толкнулся в скалу, солдаты и гребцы попрыгали за борт. Вперед вырвался бочкообразный рангун, дешифратор донес его истошный крик: "Вперед! Вперед!". И тут же, словно не поняв собственного приказа, он бросился назад и, остановившись уже по колено в воде, потерянно оборачивался, словно допрашивая себя, как его сюда занесло.
Мария, непрерывно меняя фазы и силу импульсов, ведя аппарат по всей разбросанной линии атакующих, быстро путала в каждом единство движений. Рангун, командовавший отрядом, снова выбирался из воды на берег, снова орал "вперед!" и сам же, вместо броска на защитников, вдруг начинал вертеться - словно собака, преследующая собственный хвост. И его солдаты тоже вертелись, кто вправо, кто влево, у каждого неутомимо трудилась одна нога, другая отказывала - он бегал послушной ногой вокруг второй, окаменевшей. Наступающий отряд превратился в скопище живых волчков, вращающихся в разные стороны, толкающихся плечами, сшибающих один другого и падающих.
- Какой прекрасный приступ массового безумия! Какой роскошный концерт массовой эпилепсии! - восторженно кричал Бах. Он понял, что Марии помощь не понадобится, и, не отдаляясь от своего хроноорудия, весь отдался смакованию разгрома неприятелей.
Командир отряда чудовищным напряжением воли преодолел непослушание рук и ног и заковылял, спотыкаясь на ровной почве, к передовому хроноорудию. Ручной резонатор, покачиваясь в нетвердых руках, угрожающе нацеливался на Марию. Мария хладнокровно повернула хроногенератор на подходившего Бессмертного. Предводитель отряда вразброд замахал руками, выронил резонатор и стал стираться. Он еще был, и его уже не было - почти вплотную перед хроноорудием пошатывался призрак рангуна, а не рангун. Призрак повалился наземь и замер. Бах подбежал к нему: на земле лежало живое, слабо шевелящееся привидение - сквозь полупрозрачное бочкообразное туловище смутно проступали камни.
- Забери резонатор и сними сетку у него с головы! - крикнула Мария.
Бах с трофеем в руках убрался к своему орудию.
Борьба с командиром отряда отвлекла Марию от нейтрализации остальных. В отряде восстановилось подобие порядка. Уже несколько обезьяноликих солдат лезли на орудия, безошибочно установив, что в них основа обороны. Нападающие были слишком близко, чтобы ограничиться слабыми хроноимпульсами. И люди, и Старейшины позади людей, и рядовые дилоны увидели зрелище, которое могло померещиться лишь в малярийном бреду. У нападающих в телах разорвалось единство времени. Вдруг появились одни свирепо оскаленные морды, морды орали и мчались, а шей, их несущих, не было, и туловищ не было, и ноги отсутствовали. А на другом краю отряда бежали одни ноги без туловищ и голов и чуть повыше ног раскачивались и самостоятельно нацеливались несущиеся сами собой резонаторы. И где-то перли одни лохматые туловища без голов, без ног и без рук.
Еще продолжавшаяся инерция атаки оборвалась. Нападающие валились один за другим. Все пространство перед двумя хроноорудиями было усеяно телами хавронов. Мария остановила хроногенератор. Единство времени медленно восстанавливалось - безногие и безрукие туловища обретали конечности, у безголовых обрисовывались головы.
- Неплохо, - буднично оценил обстановку Кнудсен. - Теперь разоружаем лохматых, пока их силы не восстановились.
Трое хронавтов снимали с хавронов защитные металлические сетки и собирали брошенные резонаторы. Бах наклонился над сраженным рангуном. Это был его старый знакомый Варана, Бессмертный No 44, вместе с Кагулой, Бессмертным No 29, встречавший пленного Баха в городе рангунов. Варана приходил в себя; он еще не мог подняться, но в глазах возрождалось сознание.
- Привет тебе, Варана, вельможа кровопийцы и Верховного Злодея Ватуты! - обратился Бах к пленному. - Теперь наши роли переменились, не так ли? Но в отличие от вас, обрекших меня на казнь, я не собираюсь насильственно превращать в смерть ваше бессмертие. На короткий срок привили тебе любимую болезнь дилонов, маленькую рассинхронизацию организма - и все. Как себя чувствуешь, дружок Варана?
Варана с усилием приподнял голову, оперся руками о скалу. Ответ - на хорошем человеческом языке - прозвучал стоном:
- Спутаны времена мои. Ах, как спутаны времена мои!
К Баху, услышав его разговор с рангуном, подошли Мария и Кнудсен. Аркадий с дилонами относил в тыл отобранное оружие. Бах продолжал допрашивать пленного:
- А что мой добрый друг Кагула? Все ходит на задних ножках перед Верховным Злодеем? Что так смотришь? Не узнаешь меня?
У Вараны уже хватило сил на обстоятельный ответ:
- Я узнал тебя, иновременник. Ты Бах, археолог, академик и человек, что, как ты сам объяснил, означает одно существо. С твоим другом Кагулой плохо. Ватута заточил Кагулу.
- Заточил своего любимца? Своего спасителя в битве с Кун Канной? Я не ослышался?
- Ты не ослышался, человек и Бах. Кагула отказался воевать с вами. Кагула сказал, что он вам друг, а не враг. Сейчас Кагула в цепях у ног Ватуты. Властитель грозит, что так будет с каждым, кто ослушается. Никто не ослушался, но многие колеблются.
Варана показал, что хочет подняться. Бах помог ему встать на ноги. В разговор вступила Мария:
- Ты не колебался, верно? Я три раза поражала тебя, пока спутала твое жизненное время. Ты зашатался лишь после второго хронопопадания.
Бессмертный No 44 бесстрастно возразил:
- Я колебался. Но в душе, а не на ногах. Кагула своим непослушанием поразил мою душу, ты поразила мои ноги.
- Колебался в душе, но всем телом бросился на нас! И вел на нас озверелых хавронов!
- Повелительница! Хавроны выполняли мой приказ, я выполнил приказ Властителя.
- Ты назвал меня Повелительницей? - Мария внимательно всматривалась в рангуна. - Значит ли это, что ты выполнишь мое повеление? Ты отрекаешься от Ватуты?
- Я в твоем плену и в твоей власти. Приказывай, Повелительница - так тебя назвал сам Ватута. Так тебя называем мы все.
- Очень хорошо! Анатолий, разреши мне действовать? - Кнудсен молча кивнул. - Варана, мы пойдем на приступ позиций Ватуты. Мы хотим выручить нашего друга Кагулу. Повелеваю тебе принять командование над хавронами, которых ты отберешь. С нами пойдут, конечно, не все.
Варана поднял голову.
- Пойдут все, Повелительница. Еще не было случая, чтобы хавроны ослушались моих приказов. Я командую гвардией Ватуты. - И он добавил с радостью: - Спасем Кагулу! Спасем Кагулу!
Кнудсен распорядился:
- Собирайте хавронов. Плот в порядке - отправимся на плоту. Миша, погрузи один хроногенератор. Идем мы трое, Аркадий остается. Поторопимся. Ватута, наверно, нервничает, что долго нет победных реляций, и может сообразить, что это означает поражение.
Кнудсен направился к группе стоявших поодаль Старейшин.
- Друг мой Гуннар Гунна! - сказал он с чувством. - Твоя замечательная идея осуществлена, мы породили в неприятеле жуткую рассинхронизацию, они из воинского отряда превратились в обезумевшее стадо. Спасибо тебе, Верховный Провидец!
Вещий Старец величественно протелепатировал:
- Рад, пришелец, что ты убедился в могучей силе Высшего Разума, свободно опровергающего незыблемые законы природы. А мы убеждаемся, что вы, люди и хронавты, что, впрочем, как мы твердо установили, одно и то же, могли бы стать добрыми помощниками воплотителей Высшего Разума. Наше проникновение в любые проблемы, ваши мобильность и энергия так дополняют одно другое, что слияние их породит новую всемирную силу. Я знаю, вы не любите и неспособны всем в себе отдаваться вдохновенному размышлению. Но если ты преодолеешь это, впрочем, извинительное для людей нежелание всецело сосредоточиваться на мысли, то непременно поймешь, сколь благотворен будет наш союз Высшего Разума и Физического Динамизма.
Кнудсен поспешно сказал:
- Непременно поразмыслю о твоем великолепном совете. Но не сейчас. Снаряжается плот для десанта на тот берег. Не хотите ли сопровождать в последний бой людей и перешедших к нам рангунов?
На лице Верховного Провидца выразилось замешательство.
- Мне нужно поразмыслить, пришелец. Столько важных аргументов за твое удивительно красивое предложение - и столько убедительных аргументов против. Я должен выяснить разумное соотношение тех и других. Позволь мне не торопиться с ответом.
Он впал в очередную сосредоточенность. Кнудсен более не вмешивался. Он понял: дело сделано, - и пошел к плоту.



далее: 12 >>
назад: 10 <<

Сергей Снегов. Хрононавигаторы
   Часть первая
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть вторая
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть третья
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть четвертая
   МЕЖДУ СМЕРТЬЮ И ГИБЕЛЬЮ
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13