10





На подлете к стройплощадке стало видно облако пыли. Мария подумала было, что вулкан начал действовать. Кнудсен ответил, что пыль от извержения будет другой. Еще в воздухе планетолет затрясся. Кнудсен направил его на вершину единственной скалы в центре Долины гибели, здесь размещались командные аппараты строительства. Все вокруг содрогалось и вибрировало. Аркадий выбежал наружу первый и после нескольких неуверенных шагов свалился, поднялся и снова рухнул - еще не окрепший, устоять на сотрясаемой почве он не мог. Кнудсен помог ему подняться и с минуту поддерживал, пока Аркадий не укрепился на ногах. На капитана корабля тряска почти не действовала - он только раскачивался, широко расставив ноги. И подав Марии руку, когда она спускалась на землю, он посоветовал:
- Не пытайся противостоять качанию почвы, на это не хватит сил. Покачивайся, как качает, лишь бы не свалиться.
Откуда-то издалека прибежал Бах. Коротенький археолог даже не пошатывался - сказалась многолетняя привычка таскаться по руинам, где все потеряло устойчивость.
- Где Асмодей? - спросил Кнудсен.
- Защищает колодец, куда подается вода под давлением.
- Нужна ему немедленная помощь?
- Думаю, рангуны скоро потеснят его и передвинутся поближе к этой скале.
- Доложи обстановку подробней, Миша.
Бах считал, что на стройке имеются две опасные точки. Первая, где сражается сейчас Асмодей, - колодец в рудную жилу, в него нагнетается вода, растворяющая руду. Если выведут из строя насосы, прекратится подача раствора в подземную пустоту и станет невозможным создание критической массы. Восставшие отлично понимают значение этого места и обрушили на него удары своих резонансных орудий. Асмодей энергично отбивается, используя захваченные резонаторы рангунов, а также наши корабельные вибраторы, настроенные на противофазу: те либо полностью поглощают залпы вражеских орудий, либо сокращают амплитуду резонансных колебаний.
- Что не мешает, однако, почве и в стороне от сражения трястись как в лихорадке, - заметил капитан хронолета.
- Почва тут только трясется, Анатолий! А если бы Асмодей не гасил резонанс, все бы здесь взметывалось и рушилось, камни взлетали до неба и скалы рушились в преисподнюю.
- Очевидно, преисподняя неподалеку, - пошутила Мария.
- Мария, ты и не догадываешься, как права! - весело воскликнул Бах. - Преисподняя точно под нами!
И он объяснил, что под скалой, на которой они стоят, на глубине в несколько километров обнаружена та обширная пустота, куда сейчас стекает активный раствор. Заполнение пещеры, предназначенной стать ядром вулкана, совершается по узкой естественной расщелине. И это самое уязвимое место всей стройки! Резонансный удар по расщелине, любое недротрясение, проникшее на глубину, способно полностью оборвать сток раствора в пещеру. И если этого еще не произошло, то лишь потому, что у рангунов в обиходе орудия для поверхностных сейсмических волн - они ведь направлены против дилонов, а те даже на такую маленькую глубину, как рангуны в пещерах, никогда не забираются. Но бывшие пленные рангунов, ныне солдаты Асмодея, говорят, что несколько таких глубинных орудий сконструированы и есть опасение, что Ватута доставит их к месту боя.
Кнудсен обратился к помощнику:
- Аркадий, назначаю тебя комендантом "преисподней". Все дилоны, направляемые Вещим Старцем, в твоем распоряжении.
Аркадий попросил еще хавронов. Он присмотрелся в плену к эти лохматым бестиям - народ работящий и исполнительный, а по физической силе один хаврон превосходит двух дилонов. И они, как и рангуны, быстро усваивают человеческую речь, чего дилоны не умеют. Кнудсен пообещал отдать всех хавронов, какие встанут за них.
Автоматы быстро выгружали из планетолета боевую аппаратуру. Аркадий указывал, как размещать ее на скале, вознесшейся над "преисподней". В Долину гибели выдвинулся отряд дилонов во главе с самим Гуннар Гунной. Вещего Старца сопровождали три Старейшины: Конструктор Различий, Стиратель Различий и Брат Дешифратор. Два первых шествовали поодаль, Брат Дешифратор держался рядом со Старейшиной Старейшин. Хронавтов удивило, что Верховный Провидец бледен, растерянно оглядывается, шагает неуверенно. Импульсивный Бах решил, что надо подбодрить главу дилонов и сделать это должен он, больше всех людей дружески беседовавший с Вещим Старцем. Он подбежал к Старейшинам.
- Друг Гуннар Гунна! Почему ты так склонил свою могучую голову? Узнал о восстании Ватуты? Неужели тебя испугал безрассудный поступок этого авантюриста? Ты сам называешь его Верховным Злодеем, он оправдывает сейчас это свое позорное звание. Или ты сомневаешься в нашей скорой победе над восставшими?
Брат Дешифратор трудился изо всех сил, переводя быструю речь академика в понятные дилонам мозговые волны. Кнудсен посоветовал Баху настроить свой ручной передатчик на телепатический язык дилонов, корабельный компьютер наконец выдал код перевода слов в волны мозга. Вот здесь на циферблате стоит индекс З-П, это ячейка для общения с дилонами: теперь можно беседовать, пользуясь одним своим аппаратом. Бах включил кнопку З-П. В это время Вещий Старец, выслушав телепатический перевод Брата Дешифратора, выдал ответную передачу:
- Пришелец, я знаю о восстании Ватуты. И знал об этом еще до того, как он восстал. Он удалился от нас, а я впал в глубокое размышление и скоро постиг, что он вышел из зала Совещаний не для мира, а для войны. И когда Братья Дешифраторы доставили мне горестное известие о восстании, в нем не было для меня ничего неизвестного. Снова и снова твержу вам, иновременники: рангунам нельзя верить, на их обещания нельзя полагаться. Но пугает меня не новая война. Я провижу грядущую победу, хотя под ногами у нас сотрясается почва. Нет, не война страшит меня, а другое.
- Поделись своими страхами.
Вещий Старец вытянул правую руку и, не поворачиваясь, обвел ею вокруг себя. Удлинившаяся рука, обернув спину, вышла с другой стороны и уперлась десятипалой ладонью в свое плечо.
Четверо хронавтов с уважением отметили, что даже безвременно погибший Рина Ронна не вытягивал так свободно руки, хотя и мастерски пользовался этим эффектным жестом.
- Меня удивляет и пугает, пришельцы, - неторопливо телепатировал Старейшина Старейшин, - что вы выбрали для спасительной стройки самое убийственное место на планете. В области хроноворотов гибнет все живое.
- Все верно, в этом месте жизнь не может появиться - слишком велика радиоактивность, - подтвердил Бах. - И любое существо, пришедшее со стороны, должно здесь погибнуть, если не имеет защиты от грозных ядерных излучений. Но у нас есть такая защита. А выбрали это место потому, что только здесь можно устроить ядерное расплавление глубинных пород. Нет, от стихийных сил природы мы защищены надежно! Единственная опасность - нападение рангунов!
Приободрившийся Верховный Провидец известил людей, что не боится рангунов. Он по-прежнему не верит этому коварному народу, но глубокое размышление убедило его, что пришельцы, именующие себя людьми или хронавтами, гораздо сильней рангунов. И хоть те используют подвластных им хавронов и многочисленных пленных дилонов...
В этом месте Бах довольно бесцеремонно прервал неторопливое размышление Вещего Старца:
- Ты прав, великий Гуннар Гунна, мы, объединенные, мощней заклятых врагов. Но надо срочно обрушить нашу мощь на атакующих. Идем на выручку нашего друга Асмодея. Не хочешь ли сопровождать нас?
Гуннар Гунна после непродолжительного раздумья согласился. Трое хронавтов с Гунной и его свитой вошли в частично разгруженный планетолет. Корабль взмыл.
Место сражения с армией Ватуты угадывалось издали не только по густой туче пыли, но и по лихорадочной трескотне вибраторов. К хронавтам и Старейшинам метнулся запыленный Асмодей и радостно крикнул:
- Пока держимся! Немного отступили, но основные позиции сохраняем.
Кнудсен сурово сказал:
- Чего ты ликуешь? Отступление - не повод для восторга.
Замешательство не было свойственно киборгу.
- Смотря какое отступление, капитан. Это отступление для успокоения врагов. Я снял с обороны две трети моих солдат. Пусть Миша объяснит, а мне некогда. Скорей давайте новые вибраторы, они дьявольски нужны.
Асмодей побежал командовать выгрузкой оружия. Бах объяснил, что одного не успел рассказать, когда докладывал обстановку. В окружающих Долину гибели горах, на высоте, в глубокой воронке, образовалось озеро. Если пробить из него канал в радиоактивный котлован, то и насосов не понадобится: вода под собственным давлением пойдет по всей рудоносной жиле. Сделать это раньше, чем рангуны доберутся до насосов, - и первая фаза боя выиграна: новообразованный бассейн рангунам не вычерпать. Асмодей снял лишние войска с обороны, чтобы форсировать канал.
К хронавтам снова подбежал Асмодей.
- Я на линию боя. Кто со мной?
Он умчался, не дожидаясь ответа. Роботы тащили с планетолета оружие. Люди пошли за ними. Немного подумав, трое Старейшин с Верховным Главой неторопливо последовали за ними.
Линия обороны проходила по склону двух гор, замыкавших Долину гибели. Кнудсен недовольно сказал Баху:
- Военной тактике ты не обучен. Позиции нападающих гораздо сильней наших: они на склоне, а мы в низине.
Академик пожал пухлыми плечами.
- Не обучен военному искусству, верно. Впрочем, как и ты. Ты забываешь, что восстание началось внезапно. Солдаты Ватуты уже подбирались, когда мы и не подозревали, что они готовятся напасть.
Мария сказала с волнением:
- Безумцы! Ватута гонит своих солдат на верную смерть! У нас есть защита от ядерных излучений. А на что надеются рангуны? Если хавроны и победят, ворвавшись сюда, то вскоре после победы погибнут.
- Возможно, они не знают об опасности ядерных излучений?
- А кто назвал это местечко Долиной гибели? Нет, Ватута намеренно жертвует своими солдатами.
- Не только ими, но и собой. - Бах показал на дальний склон голой горы. В отличие от Марии и Кнудсена, академик обладал столь острым зрением, что не нуждался в оптике.
Мария долго вглядывалась, потом сказала:
- Он и другие Бессмертные. Анатолий, разреши мне прогнать всю эту свору с горы.
- Чтобы спасти от убийственного излучения? - спокойно поинтересовался капитан корабля.
- Чтобы угрозой немедленной гибели спасти от гибели не столь близкой.
- Тогда готовься! Снаряжение уже выгружено.
Вскоре воротился убежавший на передовую позицию Асмодей. Оружие было доставлено в самый критический момент, шел сильный натиск хавронов. Он преодолен, но в двух местах отступили. Рангуны готовят решающий штурм, подтягивают новые резонансные орудия. Они встретят отпор, но новое сокращение обороны не исключено. Кнудсен сердито сказал:
- Наотступаемся, пока не отдадим насосов. На человеческом языке это будет называться поражением, Асмодей!
Впервые киборг выглядел растерянным.
- Сделаем что сможем...
- У нас имеются и другие боевые средства, - сказал Бах. - Почему бы не использовать артиллерию хронолета: ядерные курдины, например. Они вмиг разнесут в пыль и прах все позиции противника.
- Да, разнесут, - с горечью сказал Кнудсен. - Но вместе во всеми, кто залег на позиции, - рангунами, хавронами, пленными дилонами. Хорошая миссия мира - истреблять сопротивляющихся! Хороший план спасения планеты: сейчас уничтожить тех, кого планируем спасти от гибели в дальнейшем! Запомни, Миша: что бы здесь ни случилось, корабельная артиллерия не будет задействована!
- Но наши вибраторы!.. - пробормотал смущенный Бах.
- Они убийственны только для тех, кто сунется под прямой удар. Вызывают болезненные потрясения, выводят из строя, но никого не превращают в пламя и пепел! Разница, Миша!
К ним подошла Мария. Киборг удивленно глядел на свою создательницу - она была в боевой форме. Мария сказала:
- Анатолий, все исправно: гравитатор обеспечит полет, силовая защита предохранит от вибраций, а излучатель однажды уже парализовал психику рангунов и хавронов - и сейчас подействует не хуже.
Асмодей радостно осклабился.
- Капитан, позволь и мне в набег! Давно хочется врукопашную, в смысле - с огнем из глаз и пальбой из бластера... С того боя у пещеры, где я один против целой шайки...
У него прожекторно вспыхнули глаза. Кнудсен прервал отрадные воспоминания киборга:
- Летите вместе!
С места, где стояли хронавты, хоть оно было и в низине, хорошо наблюдался полет Марии и Асмодея на склон горы, где затаились нападающие. Гравитаторы не обеспечивали ни высокого подъема, ни большой скорости, но оба приближались к противнику достаточно быстро. Кнудсен не отрывался от бинокля. Бах и без бинокля разглядел, как шарахнулись от Марии выскочившие из укрытий враги.
- Воительница! - восторженно орал Бах. - Нет, какая воительница! Все перед ней падают. Анатолий, вглядись, как она атакует!
Кнудсен опустил бинокль и холодно проговорил:
- Напрасно ликуешь, Миша. Рангуны падают, а не замирают. Вспомни пещеру, где она спасла тебя. Сегодня нападение не удалось. Ватута понял, что излучатель - короткофокусный, далеко не разит.
Теперь и Бах разглядел, что сражение не так радужно, как поначалу представилось. Враги разбегались от Марии, а не цепенели, парализованные облучателем. Она настигала то одного, то другого, настигнутый валился и снова поднимался, когда она преследовала другого. В пещере рангунам некуда было бежать, здесь они умело рассредоточивались. И те, что оказывались позади Марии или Асмодея, вдогонку направляли на них резонаторы. Ватута скрылся - ни Бах своим невооруженным глазом, ни Кнудсен в бинокль не углядели его среди сражающихся.
- Нет, но почему облученные сразу поднимаются? - вдруг вознегодовал Бах. - Они же парализованы! Асмодей проверял все облучатели, ни один не отказывал.
Кнудсен усмехнулся.
- Недооценили Ватуту. Он не сомневался, что мы применим парализаторы. Присмотрись - и рангуны, и хавроны надели на головы металлические сетки, чтобы ослабить излучение.
- Тогда надо скорей выводить обоих из боя, пока их не сразили резонаторами, - сказал обеспокоенный археолог.
- Я уже послал приказ возвращаться.
Возле Кнудсена и Баха опустились Мария и Асмодей. Асмодей ухмылялся: ему понравилось, что противники разбегались врассыпную.
- Трусы! - выразился он о вылазке в стан противника. - Никто не принял честного боя один на один.
Мария расценивала вылазку иначе.
- Полная неудача! Я и подумать раньше не могла, что нападение с таким оружием, как парализаторы, не даст никакого эффекта.
- Эффект есть, но не тот, какого мы ожидали, Мария, - Кнудсен говорил как всегда спокойно и неторопливо. - Ватута знает, что мы не собираемся уничтожать рангунов, только отбрасываем их, и принял свои меры. Посмотри вправо, куда умчался Асмодей. Там скоро прорвут нашу оборону.
На правом крыле по-прежнему клубилась пыль, оттуда доносился режущий визг резонаторов, распарывающих гранит. Дилоны, оборонявшие подступы к насосам, сражались молча, телепатируя один другому команды Асмодея. Неподалеку тонкая струйка воды стекала в небольшой приямок. Три компрессора, высасывая воду из приямка, вгоняли ее в колодец. Из пыли вырвался Асмодей.
- Прорвали? - спросил капитан хронолета.
- Прорвали! Остановил их на последней линии. Люди, спасайтесь! Скоро хавроны Ватуты перенесут свои резонаторы и прицельно ударят по насосам. Я приказал убираться всем, кто прокладывает канал с горы в долинку. Побегу обезвреживать заряды, заложенные по склону. Ими хочет завладеть Ватута. Я ему этой радости не дам!
С горы спускались рабочие. Асмодей приказал им идти к Аркадию - укрепить "преисподнюю".
- Курдины бы сюда, Анатолий! - чуть не простонал Бах. - Хоть бы одну! Пойми, колодец уступать нельзя.
- Не смей и упоминать о них! - отрезал Кнудсен. - Асмодей! Не надо извлекать заряды. Надо взорвать их. Сможешь?
- Конечно, смогу, но для чего? Их слишком мало, чтобы взрыв образовал канал. Пустая трата взрывчатки.
- Не пустая, нет! - Кнудсен осматривал вершину горы. - На Дилоне не было вулканов, но планета по структуре сейсмоактивна. Те недротрясения, что учиняют рангуны, были бы немыслимы, будь она иной. Взрыв на склонах горы может пробудить дремлющие силы. Взрывай заряды, Асмодей!
Асмодей умчался. Позади молчаливой группой стояли Старейшины. Кнудсен подошел к Гуннар Гунне.
- Друзья мои! - взволнованно сказал капитан хронолета. - Нужна ваша помощь. Скоро сюда прорвутся передовые отряды Ватуты. Конечно, мы могли бы физически уничтожить всех рангунов...
Гуннар Гунна с несвойственной ему поспешностью прервал Кнудсена:
- Так сделай это! Если рангуны не сдаются, почему бы не уничтожить их? Разве не ясно, пришелец, что в борьбе двух противников уничтожение одного из них - лучший способ прекратить борьбу?
- Это не наш способ, Гуннар Гунна. У людей свои правила морали. Слушай мою просьбу. Вы умеете в длительных размышлениях находить опровержения законов природы. Я поставлю тебе задачу попроще: поразмысли и найди такой способ, чтобы мы могли разоружить рангунов, никого не истребляя. У нас могущественные боевые средства, но единственное безвредное оружие - временно парализующие излучатели - решительно отказало, а всякое другое - уничтожает.
- Ты правильно поступил, что обратился к нам за помощью, - величаво одобрил Вещий Старец. - Ибо вы, пришельцы, просто разумны, а мы воплотители Высшего Разума. Я сделаю все, чего ты требуешь.
И он немедленно впал в такую сосредоточенность, что при очередном толчке почвы не устоял на ногах. Два других Старейшины - Различник и Стиратель - едва успели подхватить его под руки. Он и остался так недвижно стоять - двое поддерживали его, а он, опустив величественную голову, не выходил из глубокого размышления.
Кнудсен отошел к своим. Мария и Бах молчаливо следили за бегущим вдалеке Асмодеем. Хавроны, захватившие главную линию обороны, обстреливали киборга: то спереди, то по бокам, то позади Асмодея взлетали фонтанчики пыли. Асмодей вдруг упал - не то добежал до нужного места, не то свалился, сраженный.
- Не поднимается! - глухо произнесла Мария.
И, словно отвечая ей, над склонами горы поднялся огненный столб. До людей донесся грохот взрывов, снизу вверх по горе промчался смерч из пламени и камней. Огромные глыбы взлетали и рушились. Асмодей все не поднимался.
- К нему! - Мария побежала наверх, за ней поспешил археолог.
Кнудсен нагнал друзей, когда они стояли над местом, где упал Асмодей. Киборг успел выйти к цепи зарядов, успел включить взрывную машину, но спастись от падающих глыб не успел. Вокруг валялись разрозненные части того, что еще несколько минут назад составляло прекрасную фигуру и совершенный механизм - сорванная с шеи голова с рожками, торчащими из кудрей, размозженное туловище, изломанные руки, развалившиеся на сочленения ноги. Мария остановившимися глазами смотрела на груду обломков, оставшуюся от ее детища. Бах увидел моторчик индивидуальной силовой защиты и с негодованием пнул его - защита надежно предохраняла от ручных резонаторов, но против рушащихся глыб была бессильна.
Кнудсен прервал горестное молчание Марии и Баха:
- Друзья, соберите останки Асмодея, похороним их, как похоронили бы останки отважного человека. Он выполнил свою боевую задачу и погиб. Посмотри на гору. Нам больше не нужно оборонять насосы.
С горы рушился водопад. Тысячи тонн воды, грохоча и пенясь, устремились в Долину гибели. Бах, отведя взгляд от новосотворенного водопада, с болью проговорил:
- Я просил... Один залп курдины - и наш друг был бы цел!
Кнудсен резко повернулся и пошел назад. Мария позвала его - капитан хронолета не ответил и не обернулся.



далее: 11 >>
назад: 9 <<

Сергей Снегов. Хрононавигаторы
   Часть первая
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть вторая
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть третья
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть четвертая
   МЕЖДУ СМЕРТЬЮ И ГИБЕЛЬЮ
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13