6





Это, конечно, не были обезьяны, как почудилось Асмодею. Они были слишком высоки и широкоплечи для земных обезьян - даже мощная горилла уступила бы любому хаврону ростом и весом. И одеждой у них была не собственная шерсть, а что-то похожее на юбочку до колен. В юбочках виднелись карманчики и петельки, и каждый карманчик оттопыривался - в нем что-то хранилось, а в каждой петельке висели предметы - некоторые походили на кинжалы и ножи, другие казались аппаратами. Четырехугольный ящичек на петельке у одного особо рослого хаврона был снабжен жезлом, похожим на антенну. Радиоприемник, подумал Аркадий.
Но еще больше, чем оснащение хавронов, убеждало, что они не животные, то, что двое из них выкатили вперед громоздкое сооружение - фургончик на колесах, и на фургончике высился на треноге диск, похожий на зеркало. Оба хаврона, поворачивая колеса фургончика, направили зеркало на трех хронопутешественников. Издали было видно, как в зеркальном диске тускло отразилась голая скала и три фигурки, застывшие у ее подножья. Не нужно было длительного размышления, чтобы догадаться, что и фургончик на колесах, и диск на нем - боевое оружие и что хавроны выкатили его для удара, а не для радостного знакомства с людьми.
- Что делать? - спросил Асмодей. - Могу напасть на них.
- Не смей! - сказал Аркадий. - Конечно, хавроны воюют с дилонами - они ведь солдаты рангунов, как объяснял бедный Ронна. Но мы рангунам не враги. И я постараюсь показать, что у нас нет других намерений, кроме дружественных. На всякий случай - охраняй меня.
Аркадий стал приближаться к хавронам, протягивая вперед и вверх обе руки. Еще в школе космонавтов ему внушали, что именно такой жест - безоружные руки, поднятые вверх и немного вперед - любого инопланетянина непременно убедят в доброжелательности людей. Но хавроны явно не изучали языка жестов. Они стали тесниться к боевому механизму, а двое мохнатых операторов еще проворней закрутили колеса фургончика. Диск поворачивался, угрожающе нацеливаясь на приближающегося Аркадия.
- Иновременник, падай! - отчаянно протранслировал Ланна и сопроводил свое предупреждение громким визгом.
Диск вспыхнул тусклым желтоватым огоньком и погас. Аркадию показалось, что его рвут на тысячу частей. Он упал и завертелся, гася резонансную судорогу. Поврежденная силовая защита, не отразив полностью удара, все же самортизировала его.
На операторов резонансного аппарата вихрем обрушился Асмодей.
Не имея сил подняться, Аркадий прижался боком к земле. Потом, вспоминая сражение киборга с хавронами, он не переставал удивляться фантастичности увиденного. Стройная человеческая фигура при шпаге и с пистолетом, в роскошном камзоле и узорных штанах до колен, как у средневекового французского маркиза, с усиками какого-то надменного немецкого императора и изящными рожками придворного дьявола Сатаны, выхватив шпагу, бросилась на двух хавронов, переставших крутить колеса и что-то достававших из своих петелек и кармашков. Из шпаги вырвалось лезвие пламени, пламя полоснуло одного хаврона, он с клекотом рухнул. Второй, наставив на Асмодея какой-то приборчик, сдунул пламя, когда оно уже касалось его груди, пламя метнулось в сторону. Но шпаги он сдвинуть не смог, металл пронзил его грудь - и второй хаврон тоже свалился, заверещав еще пронзительней. Асмодей перекрестил струей пламени из шпаги боевой диск, и диск распался на четыре куска. Асмодей бросился на других врагов, размахивая длинным огнем своей шпаги. Хавроны посыпались врассыпную. Только один рванулся вперед на киборга.
Это был рослый хаврон с ящичком, из которого торчала шестообразная антенна. Хаврон наставил на Асмодея ящичек: две струйки пламени, как два меча, скрутились и отбили одна другую - струя из шпаги киборга и струя из ящичка. Асмодей снова сделал выпад, и снова пламенный выплеск из ящичка пересек и отбросил вбок пламя шпаги. Хаврон пока не нападал, а защищался, поджидая момента, когда сможет не только парировать выпад киборга, но и нанести собственный удар. Аркадия томил страх, что остальные хавроны, воспользовавшись тем, что киборг поглощен огненной дуэлью, набросятся на него сзади. Но не было признаков, что воины рангунов, так странно похожие на земных обезьян, собираются нападать со спины и боков. Наоборот - они сгрудились поближе к сражающимся, громко перекликивались и так глазели, словно главным была не победа собрата, а красочный спектакль дуэли.
Рослый хаврон улучил момент и бросил пламя в киборга. Асмодей повернулся, пылающее острие сбоку ударилось в боевой приборчик хаврона. Шпага Асмодея, перерезанная у эфеса, отлетела в сторону, а боевой аппарат хаврона вспыхнул. Отбросив комок огня, в который превратилось его оружие, хаврон отскочил. Тут на него ринулся Асмодей. Сбычив голову, он ударил исполинского врага обоими рожками в живот.
Аркадий всегда считал, что живописные рожки на голове киборга - не больше чем парадное украшение его любимой личины No 17. Асмодей, прихорашиваясь перед зеркалом, так любовно поглаживал их, что становилось ясно: они его восхищают эстетически, деловой ценности в них нет. Но коротенькие рожки были оружием. Когда они коснулись тела хаврона, из них вылетели точно такие же полоски огня, как и те, что генерировала шпага. Два кинжальных огня пронзили насквозь обезьяноподобного воина и вышли из спины. Голова Асмодея свирепо уперлась в живот хаврона, в полтора раза превышающего его ростом; и два потока пламени выскочили двумя мечами наружу. Хаврон завопил и задергался, замахал руками, но не упал, а повис на двух пронизавших его кинжальных огнях, как на железных клинках.
Ошеломленные хавроны молча взирали на гибель товарища, ни один не рванулся на помощь. Асмодей отдернул рога. Две огненные струи, вылетавшие из спины великана, сразу погасли, он зашатался и упал. И, словно очнувшись от оцепенения, все хавроны скопом набросились на Асмодея. На мгновение он исчез в их куче, затем все были отброшены, и он стоял один, готовый к новой схватке. Три раза повторялось одно и то же: хавроны набрасывались, погребая Асмодея под собой, - он всех отшвыривал, они снова набрасывались - и снова рассыпались.
Аркадий поднялся, пошатываясь на тряпичных ногах, и поплелся к схватке. Вряд ли он понимал, что, вконец обессиленный, не годится для борьбы, зато знал, что киборгу надо помочь - без помощи тот не сдюжит с такой оравой противников.
Ланна, по-прежнему лежащий недвижно на камнях, удлинил свою правую руку и вцепился в Аркадия десятью когтистыми пальцами. Дилон был слабей человека, но у Аркадия не хватило силы содрать с себя цепкую руку. Он только крикнул дилону:
- Пусти! Немедленно пусти, Ланна!
- Не пущу, - твердил дилон, - они тебя убьют, иновременник!
И, вытянув вторую руку, он и ею ухватил Аркадия и потащил назад. Неспособный сделать хоть шаг к киборгу, Аркадий увидел, как закончилась его схватка с хавронами. Один из нападавших сорвал с киборга моторчик индивидуальной защиты и отскочил с радостным воплем, размахивая трофеем. Двум-трем противникам Асмодей и теперь мог противостоять, но их было больше десятка. Киборга повалили, опутали ремнями, положили связанного на фургончик - на нем уже не было боевого излучателя - и проворно потащили фургончик в лес.
Один из хавронов подошел к Аркадию и Ланне - на мохнатой морде остро посверкивали маленькие злые глазки - и повернулся к дилону. Ланна слабо протранслировал Аркадию:
- Велят быстро идти с ними. Надвигается новый хроноворот, надо всем спасаться. Я попытаюсь, а ты сможешь, иновременник?
- Постараюсь. - Аркадий шагнул с большим трудом.
Дилон правой рукой обнял человека.
- До сих пор ты мне помогал, теперь буду помогать тебе.
С помощью дилона Аркадий сумел сделать несколько шагов. Боль в теле усилилась, перед глазами все плыло. Только рука дилона удерживала Аркадия от падения. Ланна что-то громко провизжал - визг, похоже, сопровождала мысль, но мысль до Аркадия не дошла. Конвоирующий обоих хаврон вдруг побежал вперед.
- Ты ему что-то сказал? - спросил Аркадий.
- Велел посадить тебя внутрь фургона. Он поспешил за подмогой.
- Велел? Ты можешь им повелевать?
- Конечно. Эти низшие существа обязаны выполнять волю воплотителей Высшего Разума. - Дилон задумался и добавил: - Если мои веления не противоречат приказам рангунов. А посадить или не посадить тебя в их фургон, - я установил это точным размышлением, - рангуны заранее приказать не могли.
Аркадий уточнил ситуацию:
- Хорошо, что ты правомочен отдавать хавронам приказы. Хоть какая-то гарантия безопасности. Но если ты отдашь им приказ освободить нас, они его выполнят?
На этот раз дилон размышлял дольше.
- Не выполнят, иновременник. Им велели взять нас в плен. Они подстерегали нас. И раз есть приказ захватить, то не может быть приказа отпустить.
- Логично. Взять в плен и освободить из плена - операции взаимоисключающие.
- И это хорошо, пришелец.
- Что хорошо? - удивился Аркадий. - Что мы в плену?
- Что мы захвачены по приказу рангунов. Это значит, что мы у хавронов только в плену, но вовсе не в их воле. Нас, так я продумал, доставят к Ватуте. Верховному Злодею Рангунии еще не приходилось встречаться с людьми. Он захочет с тобой познакомиться.
- Не уверен, что я хочу такого знакомства, Ланна. Да еще таким способом - напали, превратили в полуинвалида...
К пленным подошли двое хавронов. Они взяли Аркадия на руки и понесли к фургону. От них пахло зверьем. Аркадию какую-то минуту было страшно, что их когти вопьются в тело. Но несли его осторожно.
Хавроны положили человека рядом с киборгом и отошли. Асмодей изобразил улыбку, но голова и лицо его были так измордованы, что получилась гримаса.
- Не находишь ли, Аркадий, что я сделал все, что мог? - хрипло спросил киборг - и голосовой механизм у него был тоже основательно поврежден.
- Ты сражался как лев, - сказал Аркадий.
Киборг относил львов к низшим конструкциям живого мира.
- Что может лев? Ну, куснуть, ну, разок царапнуть. А я разбрасывал обезьян как щепки. Будут долго помнить. Ты и Ланна не очень пострадали?
- Я немного пострадал, а Ланна переменился. Полюбуйся, как он вышагивает среди наших похитителей. Знатный гость, а не пленник.
С дилоном и вправду совершилась перемена. Еще недавно он еле передвигал ноги, испытывая панический страх перед хавронами, - увидев их воочию, он свалился почти без сознания. А сейчас двигался среди воинов, гордо вытянув собаковидную голову; правая рука величественно, в полный обхват, обвивала туловище, лишь левая безвольно висела ниже колен. И хавроны воспринимали такое его поведение как естественное - окружавший дилона десяток хавронов казался скорей почетным конвоем, чем суровой стражей.
Аркадий сделал знак, чтобы Ланна приблизился.
- Нужна помощь? Вам плохо, иновременники? - осведомился дилон - он понемногу привыкал к человеческому обычаю задавать вопросы. - Что смогу, все сделаю.
- Вижу, что ты многое можешь сделать. Но почему ты держишься так, будто вовсе не пленник? И почему наши похитители разрешают тебе так держаться? Ты ведь недавно боялся их!
Ланна пренебрежительно оскалил зубастый рот.
- Хавроны опасны при случайной встрече - рвут в клочья, а если оставляют в плену, то издеваются. И совсем иные, если выполняют приказ своих повелителей. Тупые исполнители! Зачем же унижаться? Пусть видят величие Высшего Разума. Буду держаться так, пока нас не передадут рангунам или пока все не погибнем в этих страшных местах.
Аркадий показал на левую руку дилона.
- Что с ней? Она висит как плеть. Не сосредотачивайся, плеть это... в общем, у людей - полезный предмет. Ты недавно с такой силой ухватил меня обеими руками, чтобы я не рвался к Асмодею.
- Сейчас бы я не мог этого сделать. Левая рука вдруг ослабела. Я боялся этого, иновременник, но думал, что не настанет столь скоро. Ваше появление на Дилоне помешало мне выздороветь.
- Наше появление? Вот уже не думал, что препятствуем твоему выздоровлению. Ты болен?
- У меня рассинхронизирован организм, - с грустью объяснил Ланна. - Главная наша болезнь - рассогласование жизненных времен органов тела.
- У людей рассогласования времен в теле не бывает, - вдруг вмешался в разговор Асмодей, показывая, что прекрасно разбирается в быте людей. - Люди синхронизированы от рождения до смерти.
Дилон посмотрел на киборга со снисходительностью, которая вполне смогла сойти и за жалость. У людей рассинхронизации в организме не наступает? Но не потому ли, что люди мало живут? За ничтожный период в сто земных лет и у дилонов не возникает рассогласования времен. Он, Сын Отцов Различников Уве Ланна, полагает, что и у людей, доживи они до тысячи лет, непременно появится рассогласование: ноги будут пребывать в одном времени, мозг - в другом. Впрочем, о людях он мыслить не будет, он сообщит о себе. У него убыстрилось время в мозгу, время туловища и ног отстает.
- Разве вы не заметили, иновременники, что я кажусь замедленным? Моя быстрая мысль значительно обгоняет движения тела. Мне достаточно маленького размышления, чтобы разобраться в любой проблеме, но совсем иного времени требуют действия.
Для излечения рассинхронизации, продолжал дилон, применяется простое средство - перевоплощение. Два дилона меняются частями своих организмов - и синхронизация восстанавливается. Конечно, подобрать двух дилонов, подходящих для взаимного перевоплощения, непросто. Но все дилоны находятся на строгом учете Стирателей Различий, а наши Старейшины никогда не ошибаются. Безвременно погибший Различник Рина Ронна подобрал для Ланны отличного перевоплотителя, молодого Мат Магона. У Мат Магона мозг в замедленном времени, зато туловище убыстрено. Снабдив Мат Магона замедленным телом и получив от него в дополнение к своей стремительно мыслящей голове столь же быстрое туловище, и сам Ланна, и его перевоплотитель были бы надолго синхронизированы. Хлопоты с пришельцами отодвинули дату перевоплощения, и вот результат - левая рука болезненно замедлилась.
- Но она еще работает, - сказал дилон, пытаясь вытянуть левую руку, - она удлинилась лишь вдвое.
- На человеческий взгляд, твоя левая рука не рассинхронизирована с туловищем и мыслью, а тривиально больна, - сказал Аркадий.
- Я подумаю над этим, иновременник. Ты сказал - тривиально? Тривиально - неизвестная проблема, которую надо...
Аркадий не дал Ланне впасть в размышление. Асмодей изнывает в путах. Если веления Ланны исполняются хавронами, то пусть он попросит их развязать киборга. Оружие у него отобрано, сопротивляться он больше не будет.
- Сделаю, - ответил Ланна и без спешки удалился.
Вскоре двое охранников развязали Асмодея. Киборг замахал руками и ногами, как бы восстанавливая кровообращение. Гимнастика не была у него запрограммирована, но он видел, что люди по утрам, еще в постели, занимаются ею, и считал своим долгом проделывать все, как люди, только лучше людей.
Потом киборг соскочил на почву и громко захохотал металлическим голосом - сейчас, правда, слегка охрипшим из-за небольших повреждений горлового механизма. Оба охранника и другие солдаты, собравшиеся у фургона, с большим почтением наблюдали за действиями Асмодея.
- Так, хорошо! - объявил киборг. - Ужасно люблю быть на свободе. Быть связанным по рукам и ногам - это не моя стихия. По-моему, Аркадий, эти рослые обезьянки - неплохие ребята. Сражаются неважно, но это им можно простить, как и их дурной запах. Уверен, что мы с ними сойдемся по-доброму.
Хавроны пахли не так уж скверно, скорей необычно для человеческого носа. У киборга, правда, обоняние было острее человеческого.
Аркадий сказал с улыбкой:
- Рад твоему доброму настроению, Асмодей! Ланна, нам остается решить одну важную проблему, тут тебе надо сосредоточиться. Как наладить общение с хавронами? Будешь нашим переводчиком?
Ланна презрительно покривился.
- Хавроны не заслуживают того, чтобы тратить на них размышления. У этих бесхвостых бестий два свойства: они яростно дерутся, пока не победят или не погибнут, и быстро воспринимают любую речь. Я прикажу хавронам быстро освоить ваш язык, внесу в их тупые мозги несколько тысяч ваших слов - и ты будешь доволен!



далее: 7 >>
назад: 5 <<

Сергей Снегов. Хрононавигаторы
   Часть первая
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть вторая
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть третья
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   Часть четвертая
   МЕЖДУ СМЕРТЬЮ И ГИБЕЛЬЮ
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13